Показать
Европейский Суд по правам человек

ЕСПЧ: Иван Аношкин против России, допрос и пытки наркоманов

За годы работы в практике Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) уже накоплено немало дел, так или иначе связанных с таким негативным явлением нашей настоящей действительности, как наркоторговля и наркомания в целом. В этой статье будут рассмотрены наиболее яркие из подобных дел, которые имели место в последние годы. Из содержания статья вы узнаете, как оценивает ЕСПЧ допросы в состоянии наркотического одурманивания и многое другое. 

Иван Аношкин против полиции России

Эта история началась 8 июня 2013 года с направления на адрес ЕСПЧ жалобы гражданином России Иваном Аношкиным. По словам Ивана, он был задержан полицией и подвергся бесчеловечному отношению уже в отделении. Причиной, по которой он не смог снискать объективного рассмотрения дела у себя на родине, была наркотическая зависимость Ивана. Именно поэтому ему попросту не поверили судебные и надзорные инстанции России. Среди нарушенных сотрудниками полиции статей Европейской конвенции по защите прав человека и протоколов к ней (далее – Конвенции) его защитником были отмечены следующие:

  1. полицияВ первую очередь, имело место нарушение сотрудниками полиции статьи 3 Конвенции, которая запрещает применение к задержанным пыток или же иным образом унижать их человеческое достоинство. Другими словами, запрещено относиться к задержанным, как к «людям второго сорта», даже если они представляют из себя лиц, злоупотребляющих алкоголем или наркотиками;
  2. Помимо этого, юрист указал на нарушение статьи 5 Конвенции, утверждая, что Иван был подвергнут задержанию и доставлен в участок в нарушение установленного законом порядка.

Фактическая история, ставшая причиной жалобы

допросСобытия разворачивались в небольшом российском городке Тольятти. 12 апреля 2012 года гражданин Иван Аношкин был задержан сотрудниками полиции и доставлен в отделение. При этом, полицейские не потрудились составить ни одного документа, которые они обязаны составлять при любом задержании. Потерпевший провел в отделении в общей сложности 32 часа. Так как он давно был наркозависимым и на протяжении всего времени задержания не имел никакой возможности употребить наркотик, у него началась сильная абстиненция. Говоря простым языком, у человека началась «ломка». 

Ивана был помещен полицейскими в камеру, размер которой составляет примерно 2×3 метра. Помимо всего прочего, в указанном помещении не было естественного освещения, так как оно не имело окон. По этой же причине помещение не проветривалось. Электрическое освещение было включенным круглые сутки.

В этой камере всегда находилось не менее трех задержанных. Многие, как и Иван, находились в состоянии «ломки» или же опьянения алкоголем или наркотиками.

В помещении отсутствовал санузел и раковина с водой. Также, камера не была оборудована спальными местами. То есть, по всем параметрам данное помещение не было оборудовано для целей длительного содержания в нем людей. Единственным предметом мебели была деревянная лавка, на которой и сидели все задержанные.

В туалет можно было сходить только в сопровождении дежурного. Он отводил задержанных в туалет, который предназначался для персонала. Не все просьбы потерпевшего сводить его в туалет были удовлетворены. Иногда дежурный просил потерпеть. За весь срок пребывания в отделении полиции Ивана не кормили. Лишь единожды на его деньги были куплены ему печенье и бутылка лимонада.

В чем еще заключалось бесчеловечное отношение к Ивану со стороны полицейских

человек за решеткойИван утверждает, что все время нахождения его в отделении он страдал от синдрома отмены наркотиков, и его мучения были вполне очевидны для сотрудников полиции. Участковый после задержания Ивана отправил его на медицинское освидетельствование. После его окончания врач сказала полицейскому, что задержанный сейчас находится в состоянии наркотического одурманивания. Не отрицал этого Иван и на допросе на следующий день. Потерпевший употреблял дезоморфин, который имеет краткий период действия, равный трем часам. После этого у потребителя начинается сильнейшая «ломка». За все это время задержанному ни разу не было предложено оказание врачебной помощи.

Остались без должного внимания и многочисленные просьбы Ивана сообщить родственникам о его задержании. Помимо этого, Аношкин страдает ВИЧ, и ему в обязательном порядке показан прием противовирусных препаратов, которых на момент задержания у него с собой не было.
Лишь спустя сутки потерпевший смог сообщить своей матери о случившейся с ним неприятности. Для этого он воспользовался сотовым телефоном одного из задержанных, который также находился с ним в камере. По просьбе сына женщина прибыла в отделение полиции около часа ночи 13 апреля. 

По мнению Ивана, все эти незаконные действия сотрудники полиции совершили с целью добиться от него признательных показаний в совершении преступления.

Потерпевший сообщает также и том, что он был подвергнут избиению со стороны полицейских. Таким образом они пытались выбить у Ивана признание в совершении преступления. На потерпевшем были одеты наручники, которые сковывали ему руки за спиной. По этой причине он не смог оказать должного сопротивления.

Все побои были сняты и зафиксированы врачом травмпункта. В деле имеются также показания свидетеля, который слышал, как кричал Иван, и звуки ударов.

Попытки найти справедливость

Фемида на фоне флага ЕСПосле того, как оказался на свободе, Аношкин пытался обжаловать действия полицейских. С этой целью он нанял адвоката, который составил заявление в Прокуратуру, а также в Следственное управление. Но везде Иван и его адвокат сталкивались с холодным безразличием к их беде и получали отказ.

В Следственном управлении была поддержана версия полицейских о том, что все телесные повреждения Иван нанес себе сам. Законность же его задержания и вовсе не проверялась. Такая же реакция на жалобы Ивана была и в других российских инстанциях.

Дальнейшая судьба Ивана

После окончания следствия и суда Аношкину вынесли обвинительный приговор. Это случилось 17 августа 2012 года. Суд не нашел ничего противозаконного в действиях полицейских, посчитав, что все доказательства по делу получены законным путем. И сколько ни пытался юрист помочь своему доверителю и оспорить решение суда, ему ничего не удавалось добиться, кроме отказов.

Только после внесения поправок в Уголовный кодекс Российской Федерации в январе 2013 года с Ивана была снята судимость.

  • Вся описанная выше ситуация и послужила основанием для его обращения в ЕСПЧ.

Другие дела, связанные с наркотиками

Помимо приведенного выше дела, в ЕСПЧ нередко поступают жалобы на сотрудников ФСКН по обвинению их в провокации преступлений, связанных с наркотиками. 

Европейский суд по правам человекаИзвестным в череде этих дел является так называемое «Лагутин и другие против России». Постановление по нему было вынесено 24 апреля 2014 года.

Согласно материалам дела, почти все его участники сами были наркозависимыми людьми. Их обвиняли в продаже наркотиков у себя на родине. Но обвиняемые утверждали, что совершили это деяние, находясь под давлением со стороны оперативных сотрудников ФСКН.

По утверждению братьев Лагутиных, их заставил продать ему наркотик закупщик, которому, в свою очередь, поступило сообщение от оперативников о том, что братья подозреваются в сбыте одурманивающих средств. На суде этот человек сказал, что ранее он не покупал наркотики у братьев. Также, неизвестны ему имена и других наркокурьеров. Оперативных данных сотрудники ФСКН в суд также не предоставили.

Подобные же ситуации сложились и у других лиц, которые в этом деле проходили как заявители. Все эти люди ссылались на то, что оперативники ФСКН выступили в их делах в качестве провокаторов. Говоря языком уголовного закона, подстрекателей к совершению преступлений.

Основываясь на практическом опыте, судьи ЕСПЧ рекомендовали российским коллегам более тщательно рассматривать подобные дела, так как в России фактически отсутствует четко отлаженная система контроля за проведением оперативно-розыскных мероприятий, таких как проверочная закупка и оперативный эксперимент. Вследствие такой ситуации и остается уповать лишь на контроль со стороны судебной системы. Особенно важным является установление судом причин, по которым была открыта оперативная разработка лица. Для этого судьи должны делать запрос в оперативные органы с целью предоставления ими оперативных данных. Все это должно быть тщательно изучено судом для подтверждения или опровержения провокационных действий со стороны оперативников.

  • После того, как ЕСПЧ признал обоснованным ту или иную жалобу, возникают последствия в виде необходимости уплатить компенсацию потерпевшим.

В завершении статьи стоит заметить, что провокации преступлений оперативниками, связанных с незаконным сбытом наркотиков, имеют место не только в России, но и в других странах мира. В качестве доказательства из судебной практики ЕСПЧ можно привести дело «Сепил против Турции», изобличающее в подобных злодеяниях турецких правоохранителей.

Этой статьёй стоит поделиться с друзьями. Жми!

Тысячи людей получают
новости этого блога, получай и ты!

Вам также может быть интересно:

  • Заплатите алименты
    Подаём на алименты: как это сделать, какие нужны документы?
  • Юридический блог Шибалкина Игоря
    Блокировка и обход блокировки интернет ресурсов в российском сегменте сети Интернет. Правовые вопросы
  • Выборы Краснодар 13 сентября 2015
    Избирательная комиссия. Выборы в Краснодаре 13 сентября 2015г. Выдвижение

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:) ;) :D :( :cry: :| :o :P 8-) :oops: :roll: :idea: